содержание

Деятельность Российского Библейского  общества   1812-1826 гг.

   Владимир Александрович Павлов

           Появление Библейских Обществ было вызвано реакцией против реакционизма, распространившегося в конце 18 века сначала во Франции, а затем и по всей Европе.    

Российское Библейское Общество – одно из старейших в мире. Первое собрание Общества состоялось 11 (23) января 1813 г. в Санкт-Петербурге по Высочайшему повелению Государя императора Александра I.  Однако разговор о его создании начался  еще в годы войны 1812 г. В первых числах августа 1812 года для напечатания финской Библии в Петербург прибыл пастор Джон Патерсон с целью организации Евангелического Библейского Общества для иноверцев. Разумеется, у него не было планов создавать Российское Библейское общество, поскольку он прекрасно понимал, что это практически невозможно. Одна мысль об основании Библейского Общества в таком положении казалась невероятной. И Патерсон уже был готов покинуть Россию, но болезнь жены надолго задержала его в Петербурге. Однако он решился обратиться со своим проектом создания Общества к министру внутренних дел графу Кочубею. Патерсон в своем проекте ограничил деятельность Общества только иноверцами, считая, видимо, что так будет легче добиться открытия Общества. Граф Кочубей посоветовал Патерсону самому просить императора о своем деле через посредничество князя Голицына, бывшего тогда главноуправляющим духовными делами иностранных исповеданий.
6 декабря 1812 года Голицын доложил императору о ходатайстве Патерсона. Секретари Британского и Иностранного Библейских Обществ Джон Патерсон и Роберт Пинкертон рассказали Александру о своих планах, и он с радостью принял их предложение. Начертав на прошении «Быть по сему», Александр заметил князю, что теперь производится перевод Нового Завета на калмыцкий язык, и что ему прискорбно думать, что «в то время как калмыки получают Священное Писание на своем родном языке, ничего не сделано в этом отношении для русских…. можно будет включить в круг действия Общества распространение Священного Писания и для русских».

Французская Революция, вторжение наполеоновских войск в Россию, пожар Москвы - все это произвело в его душе резкий перелом, вызвало в нем глубокий духовный кризис, и он обратился к Богу.  Указ об учреждении Российского библейского Общества был подписан в тот самый день, когда остатки армии Наполеона перешли русскую границу в обратном направлении.

В 1814 г. императорским рескриптом от 4 сентября Санкт-Петербургское Библейское Общество получило наименование Российского, в состав распорядительного комитета Библейского Общества вошло несколько иерархов Русской Православной Церкви и архимандрит Филарет (Дроздов), ректор Петербургской духовной академии, будущий митрополит Московский.

За неполные тринадцать лет своего существования (1813-1826) Общество издало и распространило свыше полумиллиона экземпляров Нового Завета и Библии, цифра по тем временам просто огромная. Причем эти издания выходили на сорока одном языке, во многих случаях готовых переводов не существовало, приходилось заново делать переводы с источника.

В годы своего существования оно развило такую бурную деятельность, как никакое другое библейское общество в мире. Для этого имелась важная причина. Русское  библейское  Общество  имело  покровителя – царя Александра I.

Александр поручил создание Библейского Общества одному из своих самых способных министров, другу юности князю Голицыну. Князь Голицын созвал первое общее собрание членов в своем дворце в 1813 году. Он был избран его первым президентом.

Там же определены цели и задачи новой организации: «Единственный предмет Общества есть способствование к приведению в России в большее употребление Библии без всяких примечаний и пояснений... Единственное попечение Общества обращается на то, чтобы обитателям Российского государства доставлять Библии на разных языках за самые умеренные цены».

Устройство и состав Библейского Общества вполне соответствовало взглядам Голицына. Это было общество Библии и Евангелия, в отношении к которому нет ни православных, ни католиков, ни протестантов, но существуют только христиане, последователи евангельских заповедей.

Ревностным членом Библейского Общества стал архимандрит Филарет. Ему и было поручен перевод Нового Завета на русский язык. Сам он переводил Евангелие от Иоанна.

В 1815 году, после возвращения из-за границы, император Александр I повелел «доставить и россиянам способ читать Слово Божие на природном своём российском язык». Вновь был поставлен вопрос о русском переводе Библии.

Ответственность за издание книг Священного Писания на русском языке взяло на себя Российское библейское общество, перевод осуществлялся под руководством Петербургской духовной академии.

Наконец, в 1818 году первое издание четырёх Евангелий параллельно на русском и славянском языках вышло из печати, а в 1822 году впервые был полностью напечатан Новый Завет. К 1824 году был подготовлен к печати русский перевод Пятикнижия. Затем стали переводить и печатать книги Ветхого Завета.

При переводе Ветхого Завета (за основу которого был принят древнееврейский текст, т.н. «масоретский») в русский текст вносились в скобках  слова, отсутствовавшие в еврейском оригинале, но наличествовавшие в древнегреческой и церковнославянской версиях. Одновременно делались переводы Священного Писания и на языки других народов России.

За 14 лет деятельности Общества был подготовлен и издан перевод на русский язык Нового Завета, а отдельные книги Нового Завета переведены на языки народов России.

В основу полного перевода Библии, который продолжался и после закрытия Общества, на русский язык легли труды  Г.П. Павского, архимандрита Макария, профессора М.А. Голубева, Д.А. Хвольсона и Е.Г. Ловягина. Над переводом Нового Завета на сербский язык работал выдающийся реформатор сербского языка Вук Караджич, бывший в 1819-1820 годах в России. Якоб Иванович Шмитт (впоследствии известный русский ориенталист, академик, основоположник монголоведения), перевел Новый Завет на калмыцкий язык. Имена многих и многих переводчиков остались неизвестны. Как правило, это были священники местных епархий, изучавшие языки народов великой империи и переводившие затем на эти языки библейские книги. Вспомним, что со времен Российского Библейского Общества началось в России и печатание стереотипным способом. По инициативе общества из Лондона был приглашен мастер стереотипного дела Рутт. Он начал работы с приготовления стереотипа Нового Завета. По сути дела, это была революция в российском книгопечатании. Со времени введения стереотипного способа открылась возможность ежегодно повторять издания библейских книг, которые, к тому же, стали значительно дешевле. С тех пор эти издания повторялись почти ежегодно в Москве и Петербурге, и тираж их достиг огромной по тем временам величины. Напечатано же было с 1813 по 1824 год 876 106 экземпляров Библии и её частей на 26 различных языках и наречиях. Такими были масштабы переводческой и издательской деятельности Российского Библейского Общества.

Г.П. Павский был не только прекрасным знатоком древних языков, но и ученым богословом. Он написал такие книги как «Христианское учение в краткой системе»,  «Начертание церковной истории». Но главное его заслугой остается перевод Библии. Это был первый опыт перевода Священных книг Ветхого Завета  на русский язык с древнееврейского языка. Последующие переводы так или иначе опирались на его труд. 

Большой вклад в дело перевода книг Ветхого Завета внес архимандрит Макарий (Михаил Яковлевич Глухарев )

Проповедуя слово Божие народам Сибири, архимандрит Макарий остро чувствовал неудобство пользования славянским текстом. В 1834 году он отправил митрополиту Филарету письмо «о потребности  для российской церкви переложения всей  Библии с оригинальных текстов на современный русский язык». Но ответа не последовало.

Господствующее неприятие новых переводов не остановило просветителя. В 1837 году он направил в комиссию Духовных училищ начало своего труда – перевод  Книги Иова и просил у высоких церковных  властей покровительства и благословения на перевод Библии. Не получив ответа, архимандрит Макарий в 1839 году направляет в С.-Петербург перевод Книги пророка Исайи. В сопроводительном письме он пишет о пророчестве книги пророка Исайи о Христе. В 1840 году он познакомился с перево­дом книг Библии, сделанным Г. П. Павским. Сверяя рукописи, он исправил неточности в обоих переводах и вновь направил их Свя­щенному Синоду. Но Синод осудил Макария и отстранил его от Алтайской миссии.

Русское Библейское общество много содействовало начинавшемуся религиозному просвещению. В 1819 г. были изданы первые чтения по Ветхому Завету, составленные Митрополитом Филаретом, но вскоре изучение было прекращено, так же и его Катехизис был заменен Катехизисом Митрополита Платона и только после внесения изменений впоследствии был принят.

Перевод Библии на русский язык в XIX в. впервые сделал ее доступной для понимания и чтения,   является большой заслугой Митрополита Филарета и Библейского общества. Но те препятствия, которые ему ставились, показывают, как мало русское общество отдавало себе отчет в судьбах религиозного воспитания.

Только с начала XIX в. появляются пересказы Библейских повествований для детей на русском языке. До того преподавание Закона Божия, под влиянием католической педагогики, сводилось к обучению только основам веры по катехизису. Педагогически это не очень целесообразно, так как в раннем возрасте нужно не давать религиозные идеи, но связывать душу с религиозными образами.

Факт, что царь Александр I лично заботился о Библейском Обществе, и князь Голицын сам занимался им, не остался без последствий. Все сколько-нибудь знатные люди становились членами Библейского Общества в Петербурге или одного из его многочисленных филиалов. Быть членом Библейского Общества и присутствовать на его ежегодных конференциях в Петербурге являлось, чуть ли не обязанностью, они представляли собой важное событие светской жизни. Не удивительно: министры и генералы, князья и епископы, дворяне и мещане, крупные землевладельцы, образованные женщины поддерживали работу Общества. Никогда раньше не мобилизовывалось и не использовалось столько денежных средств для перевода и распространения Священного Писания, как в те немногие годы существования Русского Библейского Общества.

С самого начала Библейское Общество благодаря министру Голицыну пользовалось большой поддержкой со стороны государства. В те годы, когда Голицын был президентом Общества, Петербург был центром печатания Библий. С помощью 12-ти печатных машин в Петербурге и двух в Москве Голицын обеспечивал всю необъятную Россию Библиями и Новыми Заветами. За 10 лет было напечатано и распространено свыше миллиона Библий. Он организовал по всей стране региональные библейские общества. В период с 1813 по 1823 гг. было образовано 289 библейских обществ, которые распространяли Библии на 41 языке многонациональной Российской империи.

Голицын организовал новый перевод Библии на 12 языков, в том числе перевод Нового Завета на русский язык. Чиновники Голицына должны были помогать ему во всех этих проектах. Так например, два министра в подвластном ему министерстве религии и культуры были одновременно и секретарями, т.е. директорами Библейского Общества в Петербурге. Хоть Русское Библейское Общество по своей форме и являлось свободным объединением, под его руководством оно стало практически государственным предприятием. Сочетание государственной власти и свободной организации благоприятствовало распространению влияния Русского Библейского Общества, но и стало для него роковым.

Деятельность Общества была весьма радостно встречена практически во всех кругах, общества, однако многие  представители Синода были против ее деятельности. «Священный Синод отклонил от себя одобрение русского перевода к печатанию и издание его трудов» [2:26].

Почему  часть православной церкви, которая должна была бы первой радеть о распространении Слова Божьего в России, выступила против.   Вот что говорил президент Академии Наук, министр просвещения, ярый поборник православия А.С. Шишков: «При сём необузданном и, можно сказать, всеобщем наводнении книгами Священного Писания где найдут место правила апостольские, творения святых отцов, деяния святых соборов, одним словом, все, что служило оплотом православию. Всякий делается сам себе толкователем Библии и, образовав веру свою по собственным понятиям и страстям, отторгнется от союза с церковью» [2:245]. Как видим, не скрывается ничего, всё написано ясно и понятно.

Действительно, если люди начнут читать Библию, они увидят, что с ней не согласуются  многие   нормы церкви, а ряд из них прямо противоречит воле Божьей.   И тогда, действительно, от этого полуязыческого оплота Православия не останется ничего и люди отторгнут союз с этой Церковью, покинув её. Далее, Шишков прямо пишет, «что чтение Священных книг состоит в том, чтобы истребить православие!» [5:65]. Шишкову вторит высочайший иерарх церкви, петербургский митрополит Серафим. Прибыв лично к императору, он демонстративно поверг у его ног белый клобук — символ власти митрополита, и заявил, что не оденет его до тех пор, пока не будет снят князь Голицын и не изменена деятельность Российского библейского общества, которое “ колеблет церковь православную!” [3:1387—1388].

Государственная церковь действительно начала колебаться в своих основах, многие из которых противоречили воле Божьей, уходя своими корнями в языческую Русь. На своём собрании Священный Синод (высшее управление православной церкви после упразднения в 1700 году Петром I патриаршества), отыскав грамоты православных патриархов, решает отправить их во все духовные учебные заведения и раздать их ученикам семинарий. 

В этих Патриарших грамотах о чтении Священного Писания говорилось: «…всякому благочестивому позволяется слушать Писание, дабы веровать сердцем в правду и устами исповедывать во спасение; но не всякому позволяется без руководства читать некоторые части Писания, особливо Ветхого завета. Без разбору позволять неискусным читать свящ. Писания тоже значит, что и младенцам предложить употребление крепкой пищи». [4:59]. Данное запрещение ничем не отличается от постановлений папства, которое, кстати, в эти же годы запрещает переводы Библии на современные языки. Так в булле папы Пия VII от 1820 года библейские общества объявлялись «ненавистнейшим изобретением, которое нужно истреблять, а переводы запрещать. В 1816 году Пием VII был запрещен перевод Библии на польский язык. Архимандрит Фотий в послании к Александру I заявляет, что ему, якобы, Богом было открыто, что надо немедленно уничтожить Библейское общество под предлогом, что уже напечатано много Библий и оно теперь не нужно» [1:237]. 

Тем временем произошли изменения в государственном аппарате империи. Первым царским министром становится граф А.А. Аракчеев, отличавшийся крайне реакционными взглядами и деспотизмом. Вокруг него и сплачиваются высшие православные иерархи, уже несколько лет безуспешно призывающие Александра I закрыть общество, распространяемые Библии которого открывают разницу между чистой религией Христа и той, что была принята при Владимире. Наконец, в мае 1824 года князь Голицын был снят, а на его место президента Библейского общества поставлен митрополит Серафим, который немедленно обратился к царю с прошением о необходимости закрыть его, а так же с запиской “о вреде всеобщего обращения Библии, о необходимости прекратить перевод на современный язык и уменьшить скромными мерами число выпущенных Библий” [Рижский. Указ. соч. С. 137]. Спустя несколько месяцев выяснилось, что предстоятель церкви понимал под скромными мерами. Весной 1825 г. по распоряжению духовного начальства несколько тысяч недавно отпечатанных экземпляров русского перевода Пятикнижия сожгли в печах кирпичного завода [2:117].   После этого средневекового акта вандализма 12 апреля 1826 года библейское общество было закрыто, а официальный перевод Библии приостановлен. Но Библия, несмотря на старания иерархов, достигла людей. Так в течение 7 лет вышло 15 изданий Библии на современном русском языке. Было отпечатано за один только год 22.500 экз. Библии и еще 37.700 экземпляров Нового Завета. Русское Библейское общество успело издать Библии на 41 языке (в том числе на армянском, калмыцком языках) для народов, проживающих на территории России и вне её. Были напечатаны части «Библии для слепых» с выпуклым шрифтом. Духовенство пыталось всячески истребить эти попавшие людям Библии, даже «делая попытки запретить народу домашнее чтение Библии» [6:60].

Внутриполитические события и серия революций 20-х гг. XIX в. в Европе заставили Александра I  сменить свои либеральные воззрения на реакцию против всего европейского и либерального, что могла бы привести к бунтам и волнениям в стране. В последние годы своей жизни Александр I больше слушал критиков.

Библейское общество обвинялось в подрыве авторитета русского православного духовенства, в потере церковно-славянского языка, в зарождении свободных религиозных организаций. Противники великих реформаторских планов Александра I постепенно взяли верх. В результате царь перевел своего друга Голицына на незначительный пост министра связи. Пост министра культуры и религии, а также и пост президента Библейского Общества заняли противники реформ. Важнейшая часть работы Русского Библейского Общества после этого практически прекратилась, и потом, в 1826 году, во время правительства наследника Александра I, царя Николая I, Общество было совсем распущено. Лишь протестантам было позволено год спустя образовать Библейское Общество, благословенный труд которого продолжался до 1917 года.

 

Примечания:

1. Чистович И.А. Руководящие деятели духовного просвещения в первой половине текущего столетия. СПб., 1894.

2. Чистович И.А. История перевода Библии на русский язык. СПб. 1899

3. Русский архив, 1869. № 6.

4. Послания восточных патриархов. СПб., 1838

5. Записки адмирала Шишкова // ЧОИДР, 1868. Т.3.

6. Малов В. Библейский спутник, Русское библейское общество. М-К., 1923.

 


        |  Наши друзья  |  Контакты  |  Ссылки  |
 
 

       Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100