содержание

Диалог с инославием по трудам святителя Филарета Московского

 Священник Алексий Миндров

 Собственно, тема диалога с инославием не нашла конкретное воплощение в научных трудах святителя Филарета, и тем не менее, тот богатый материал, изложенный в его отдельных работах, сборниках мнений и отзывов в совокупности с воспоминаниями современников, позволяет выделить следующее.

Целью диалога должно стать единение во Христе – к чему и призывает в молитве Православная Церковь своих верных чад на Божественной Литургии: «о мире всего мира, благостоянии святых Божиих Церквей и соединении всех, Господу помолимся». Эта молитва простирается на весь мир, как православный, так и инославный, и иноверный, и даже неверующий.

Чего же желает Святая Церковь своим инославным собратьям? «Спасения, чрез возвращение их в соединении с Православной Церковью». Такое толкование даёт святитель Филарет и разъясняет: «…чтоб благодатью Божией восстановлено было соединение с Православной Церковью и тех Церквей, которые отделило от Неё какое-либо неправое учение [1:322, 323.]. Означает ли это, что, исходя из любви христианской, должно их поминать в диптихах и на проскомидии? – Нет. Иное дело молиться о соединении с Православной Церковью неправославных Церквей в обширном составе молитв, объемлющих весь мир, а иное поминать неправославных в диптихах при Таинстве Евхаристии. Неправославные самим неправославием отделили себя от общения Таинств Православной Церкви, сему соответствует не поминание их при Таинстве Евхаристии и исключение из диптихов [1:323].

 Центром подобного диалога может быть только Сама Истина –  Господь наш Иисус Христос, а не Запад в лице Римокаталической  Церкви, иначе будет нарушен принцип равноправия сторон. И вновь, святитель Филарет призывает всех, ищущих единения, к молитве: «призовем Единого Пастыря единого стада, чтобы Он просветил разделённые стороны и открывал им воззрения и представления, ведущие на стези мира и единения с прощением и взаимным терпением и любовью» [1:323]. При этом, по замечанию святителя Филарета, со стороны православных христиан вполне допустимо изучение инославных конфессий, присутствие на их богослужении, но никак, при этом, не совместная молитва в храме или молитвенном собрании, испрашивание и получение благословения –  братолюбие должно быть стеснено строгостью канонов.

Определяющим в диалоге должно быть согласие в догматах, иначе общение в молитве и Таинствах не имеет смысла, достижение единства веры с инославными не должно превращаться в самоцель. Догматические уступки в диалоге недопустимы, поскольку только в Православной Церкви неизменно пребывает как Священное Писание, так и Предание Древней Апостольской Церкви. Попытки, со стороны инославных, ограничиться двусмысленными или «условными» формулировками в изложении догматов христианского вероучения свидетельствуют о неискренности намерений либо недостаточной осведомленности в них: «к единению привлечь хотят неточным и искусственно придуманным толкованием православного учения. Путь ли это к единению? Путь ли это, по крайней мере, к установлению взаимного доверия между двумя сторонами, совещающимися о единении?» [2:504,505]

Иное дело, когда речь идет о возможности сохранения Богослужебного строя древней Церкви в случае Ее присоединения к Православию. Например, при обсуждении таковой возможности касательно несториан Урмии, по мысли святителя Филарета, можно ограничиться согласием в вероучительных догматах, не принуждая к скорому единообразию в обрядовой стороне богослужения. Для иных, в особенности, для современных Церквей, например, Американской Епископальной Церкви, и то, и другое является непременным условием присоединения, как утратившим красоту древнего Богослужения.

 Диалог с инославием необходимо вести с предельной осторожностью, учитывая существующий опыт подобных контактов. Большое внимание следует уделить предварительной проработке спорных вопросов, решив которые, прочие могут сами по себе отпасть, как незначительные. Важен предварительный обмен мнений на низовом уровне, так как прямой диалог православной иерархии с инославной о возможном соединении Церквей, может поколебать мир между Православными Церквями.

Применение церковной икономии, в случае присоединения инославных в сущем сане, должно основываться на канонах Церкви, с учётом мнений по данному вопросу других Поместных Православных Церквей, но здесь возможны нюансы. Так, в отличие от Греческой Церкви, не признающей западное обливательное Крещение истинным апостольским, и, соответсвено, перекрещивающих таковых, каноническое право Русской Православной Церкви по данному вопросу не видит препятствий к принятию их в сущем сане и святитель Филарет предлагает осуществить это через особый Богослужебный чин. А в случае, если в иерархии прежней Церкви нарушен принцип преемственности хиротоний, то необходимо, прежде всего, прибегнуть к Крещению, и вновь рукоположить в сан.

Вообще, основным мотивом присоединения инославных может быть только осознание им чистоты истины; никакие другие мотивы – политические, экономические и т.п., не должны иметь места, и тем более служить основанием для присоединения таковых.

Проводя огласительную работу с инославными, по мысли святителя Филарета, необходимо раскрывать православное учение в двух аспектах: историческом и догматическом. В историческом аспекте подчеркнуть тождественность в вероучении с Древней Церковью через Символ Веры; в догматическом – раскрыть основы Православия с опорой на Священное Писание и святоотеческую мысль. Сам святитель Филарет в личном общении с инославными, видя с их стороны искренний интерес к Православию, делал всё возможное, чтобы удовлетворить его, действуя при этом соразмерно желаниям вопрошающего и не прибегая к хитросплетениям мысли, а просто и доступно излагая учение Православной Церкви, представляя самой Истине свидетельствовать о себе.

Особое попечение, по мысли святителя Филарета, следует уделить униатам, как наиболее близким по вере и, по большей части, лишь исторически оторванным от Православия. В качестве мер сближения – установить доверительные личные отношения, как клира, так и православного духовенства с местным униатским населением. Лучшей проповедью истины является трезвенная, целомудренная жизнь православного священнослужителя.

Веротерпимость святитель Филарет понимает не как вседозволенность различных конфессий на существование и прозелитизм, а как некое допущение до времени, когда сердце инославного озарится светом благодати и он проявит интерес к Истине. По мысли святителя Филарета, всемерная поддержка со стороны государства господствующего вероисповедания необходима для безопасности самого государства, так как именно господствующее вероисповедание есть тот цементирующий элемент для культуры, языка и самих народов, проживающих в нём. Таким образом, при заключении брака с инославным или раскольником, православный священник должен разъяснить православной стороне, что долгом ее совести является обращение супруга к православной вере, или, по крайней мере, чтобы дети от такого брака были воспитаны в православной вере. По мысли святителя Филарета, подобная мера должна ограничить рост числа инославных (либо раскольников) за счёт господствующего вероисповедания.

Полемика с инославием у святителя Филарета – это, в основном, раскрытие православного учения по затронутому вопросу с опорой на те же источники, что приводят инославные. А в историческом разрезе – как то, или иное место толкуют инославные и, соответственно, демонстрация того, что существовало в практике Древней Церкви, зафиксировано в канонах, постановлениях Соборов, и отражено в святоотеческой мысли, так, чтобы неискушённый в богословии человек мог отличить правду от вымысла, зёрна от плевел.

Не отказывая инославным конфессиям, исповедующим веру в Господа нашего Иисуса Христа и Святую Троицу, в наименовании христианской Церкви, он указует на оскудение Божественной благодати в них, тогда как в Православной Церкви – Её полноту. И все же, не раз обличая западное инославие в отступление от чистоты Истины, о конкретных инославных Церквях не выносит свой суд, предавая их Богу.  Отвечая на вопрос: достижимо ли спасение в инославии, святитель Филарет указует на то, насколько конкретный инославный придерживался неправомыслия, сколь упорно отметал истину; отмечая, в частности, что за спасение пасомых дадут ответ Богу их пастыри.

Вновь возвращаясь к вопросу о молитвенном поминовении инославных, отметим, что святитель Филарет, допускал о живом лютеранине петь молебен в церкви, а об усопшем – негласное проскомидийное поминание и панихиды в доме, при условии, что сам инославный, при жизни, с уважением и верой относился к Православной Церкви, как некую меру духовного утешения для его близких. А прочих инославных, пусть даже индифферентно относившихся к православной вере, в последний путь, по синодальному правилу, должен провожать православный священник в ризах с одним лишь с пением «Святый Боже» (при жизни они не поверили в благодать и силу молитвы Православной Церкви, то бессмысленно и по смерти навязывать им духовную помощь).

Подводя последний итог, хочется отметить, что те или иные мнения святителя Филарета не есть просто результат кабинетных рассуждений. В них отразился его многолетний опыт общения с инославными, тот духовный идеал архипастыря, которого он достиг в своей жизни и та мера святости, которую ощущали и сами инославные после общения с русским святым.

 

Примечания:

1. Филарета митрополита Московского и Коломенского творения/ Сост.: свящ. Максим Козлов. М., 1994.

2. Собрание мнений и отзывов Филарета, митрополита Московского и Коломенского, по учебным и церковно-государственным вопросам/ Под ред. Преосвящ. Саввы, архиеп. Тверского и Кашинского. М., 1885-1888. Т. 5.

 


        |  Наши друзья  |  Контакты  |  Ссылки  |
 
 

       Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100