содержание

«ХАЗАРСКИЙ МИФ» В ДРЕВНОСТИ И СОВРЕМЕННОСТИ: ВЗГЛЯД ИСТОРИКА И ЛИНГВИСТА

 Александр Игоревич Грищенко

          Работая над проблемой экспрессивных этнонимов и углубившись в их историю (прежде всего на материале «Палеи Толковой» с её синонимическим рядом жидове — евреи — июдеи), я наткнулся на любопытное явление в современном русском языке: оказывается, даже эвфемизм, т.е. «нейтральное» слово, заменяющее другое, по каким-либо причинам табуированное, может и не быть «нейтральным», но изначально мыслиться как самое что ни на есть экспрессивное. И таким этнонимом-эвфемизмом в нашей современной речи, в основном публицистической, стало историческое наименование хазары и его производные Хазария, хазарский, которые начали употребляться взамен не только оскорбительного жид, жидовский и т.д., но и нейтральных в литературном языке слов евреи, еврейский. (Справедливости ради следует сказать, что в языке СМИ существует и действительно нейтральный эвфемизм для, казалось бы, и без того нейтрального евреи, еврейскийизраильтяне, израильский, противопоставленные словам палестинцы, арабы с их производными). Слово же хазары в значении «евреи» употребляется в основном с ярко выраженным негативным оттенком, причём в т.н. патриотической прессе.

Именно последнее обстоятельство позволило Виктору Шнирельману, сотруднику Института этнологии и антропологии РАН, отнести «хазарский миф» к области исследований, разоблачающей антисемитизм в современном российском обществе. Его статья «“Отмстить неразумным хазарам...”: Хазарский миф и его создатели» совсем вышла в сборнике «Образ врага». Автор статьи отмечает, что «образ хазар давно привлекал антисемитов, и они десятками лет использовали его для устрашения общественности угрозой “варварского нашествия” и установления чужеземного господства. Впервые к этому обратились некоторые американские журналисты, пытавшиеся в начале 1920-х гг. запугивать публику “страшными” последствиями иммиграции евреев из Восточной Европы. Они изображали восточноевропейских евреев прямыми потомками азиатских хазар с их злокозненным характером и варварскими обычаями» [12:254]. Далее Шнирельман довольно быстро переходит к историософским построениям акад. Б.А. Рыбакова и Л.Н. Гумилёва, подробно рассматривая эволюцию «хазарского мифа» в русской (и в меньшей степени западной) публицистике антисемитской (или антииудейской) направленности. Однако согласиться с тем, что создателями «хазарского мифа» являются американские журналисты 1920-х гг. и всплывший на волне борьбы с «космополитизмом» акад. Рыбаков, никак нельзя.

Истоки «хазарского мифа» следует искать в том историческом времени, в котором существовало Хазарское государство, как всякое государство, стремившееся к установлению и упрочению мифа о себе. И так уж сложилось, что создателями изначального, официального, «хазарского мифа» стали не сами хазары, чья письменность по сей день не расшифрована, а средневековые евреи, в т.ч. и евреи, жившие в Хазарии. Дело в том, что историческая Хазария, государство оседавших кочевников – тюрков и алан, во второй половине в. мыслилась ими как единственное в то время независимое иудейское государство. Слухи о существовании этого уникального государственного образования подвигли кордовского визиря Хасдая ибн-Шапрута, еврея, находящегося на службе у Халифата, отправить в Византию, а затем и в Хазарию, послание, целью которого было выяснить действительное состояние дел. В ответ ему было направлено письмо хазарского царя Иосифа, чья краткая редакция вместе с письмом самого Хасдая было опубликовано ок. 1577 г. по списку того же XVI в. Вторая, пространная, редакция письма царя Иосифа в виде рукописи XIII в. была найдена среди бумаг прославленного фальсификатора рукописей и эпитафий караима А. Фирковича и опубликована А.Я. Гаркави в 1874 г. А в 1912 г. С. Шехтер опубликовал ещё одно письмо анонимного константинопольского еврея, адресованное Хасдаю ибн-Шапруту и обнаруженное в кембриджском собрании документов из каирской генизы в виде рукописи XII в. Эти три документа были подвергнуты тщательному анализу и прокомментированы в прекрасном издании 1932 г. выдающимся русским востоковедом П. Коковцовым, который признал Текст Шехтера (или иначе – Кембриджский аноним) поддельным, что более поздними исследованиями не подтвердилось. До сих пор вызывает споры подлинность пространной редакции письма царя Иосифа. Но в целом данный корпус из трёх документов признаётся подлинным: так, основоположник советского хазароведения М.И. Артамонов считает, что нет «основания полагать, что эти письма – подделки, созданные в Х в. по данным, распространённым в тогдашней литературе, с целью сообщения евреям сведений о хазарах, исповедовавших иудейскую религию» [1:37]. В том-то и состоит ценность и уникальность этих писем, что они являются практически единственными прямыми и аутентичными письменными свидетельствами об иудействе хазар. О том, что хазары приняли иудаизм, упоминает арабский автор Х в. аль-Масуди и «Паннонское житие» Константина Философа IX в. Все остальные источники –  косвенные. Например, упомянутые под 986 г. в знаменитом сюжете о выборе веры «Повести временных лет» жидове козарьстии могут обозначать как принявших иудаизм хазар, так и просто евреев, выходцев из Хазарии, а не иудео-хазар. Косвенными следует признать и данные Киевского письма Х в., обнаруженного в 1962 г. Н. Голбом среди фрагментов той же каирской генизы, откуда происходит и Текст Шехтера. Но к нему мы ещё вернёмся.

Что же касается собственно «хазарского мифа» в его средневековом изводе, то здесь он имел два варианта. Первый представлен письмом царя Иосифа. По его данным, этнически хазары никак не связаны с евреями, а только заимствовали у них иудейскую веру, т.е. стали прозелитами, причём раввинистического толка. Второй вариант, возможно, более поздний представляет дело иначе. Кембриджский аноним связывает происхождение хазар с евреями из колена Симеонова [3:140], т.е. одного из десяти утерянных колен Израилевых, угнанных из Палестины в VII в. до Р.Х. ассирийцами. Легендарный еврейский путешественник IX в. Эльдад Га-Дани пишет, что в «земле кедарской» (т.е. тюрков-кочевников, более поздних половцев) – в другой редакции в «земле хазарской», — живут потомки Симеона и половина колена Манассии [11:33]. Воссоединение всех 12 колен Израилевых, по талмудическим воззрениям, должно привести к пришествию «Мессии» и к концу времён, поэтому для европейских, византийских и арабских евреев, потомков двух основных колен, было так важно разыскать остальные потерянные десять. С десятью коленами была связана и легенда о мифической реке Самбатион («Субботней»), за которой те, по мнению средневековых авторов, и жили. Когда затерянные собратья евреев переправятся через Самбатион и придут отомстить притесняющим их христианам, начнётся мессианское освобождение – «геулла». Реку Самбатион локализовали в разных местах, в т.ч. и в Сев. Причерноморье, а у Константина Багрянородного упоминается даже «крепость Киоава, называемая Самватас» [6:44, 45] (см. также: [2:224-240]), тогда как установлено, что с хазарского времени в Киеве, крупнейшем многоязыком городе, существовала и еврейская община [3:10-98].

Важность того, что хазары приняли иудаизм и создали единственное в то время еврейское государство, была огромной как для современников Хазарского каганата вроде Хасдая ибн-Шапрута, так и для их потомков в последующие века. «Хотя евреи были повсюду подчинены и во многих странах мира ещё и преследуемы, Хазария была единственным местом в средневековом мире, где евреи фактически были сами себе хозяева <...> Для угнетённых евреев мира хазары были источником гордости и надежды, поскольку их существование, казалось, доказывало, что Бог ещё не отрекся полностью от своего народа» [14].В XII в. истории принятия хазарами иудаизма посвятил свою «Хазарскую книгу» Иехуда Галеви, а в XVI в., как мы уже сказали, была впервые издана хазарско-еврейская переписка, а также «Книга Эльдада Га-Дани» и «Кругосветное странствие» Петахии Регенсбургского, в которых в еврейском контексте упоминается Хазария. Позднее «хазарский миф» в еврейском самосознании был приглушён, и это связано с тем, как полагает П. Ильинский, что в еврейской «концепции национальной истории просто нет места средневековой иудаистской державе: ибо евреи должны быть вечно гонимыми и преследуемыми. <...> Политическую (не путать с религиозной!) иудейскую историю писали в XIX–XX вв. гонимые и преследуемые евреи (давшие начало школе так называемой “ламентационной” историографии, представлявшей еврейскую историю как цепь беспрерывных погромов). Лишь недавно, в связи с тем, что беспрестанно воюющему израильскому обществу понадобились не менее воинственные (и победоносные!) единоверцы, на Хазарию начали обращать внимание» [4]. И действительно, «хазарский миф», забытый, казалось бы, со времён Средневековья, возродился и расцвёл пышным цветом – но не столько под пером русских антисемитов, деятельность коих подробно разобрал г-н Шнирельман, сколько в трудах академических учёных Запада. Первая серьёзная монография об истории хазар, составленная Д.М. Данлопом на материалах, собранных ещё до Второй мировой войны Паулем Кале и Анри Грегуаром, была издана Принстонским университетом в 1954 г. и называлась ни много ни мало «The History of the Jewish Khazars» [13]. Так, Артамонову «совершенно непонятно, почему труд назван историей иудейских хазар» [1:60]. Отметим, что «антихазарская кампания» в СССР, помешавшая Артамонову издать свою «Историю Хазар», началась с 1951 г., когда в «Правде» была опубликована статья некоего П.И. Иванова «Об одной ошибочной концепции» (25 декабря, №359 (12196), с.3), а затем последовали статьи Б.А. Рыбакова [8, 9] и др., «извращающие подлинную историю с целью во что бы то ни стало принизить историческое значение хазар и созданного ими государства» [1:63], – статьи, с которых начинается появление «хазарского мифа» в России – но именно появление, а не возрождение, т.к. в русской средневековой письменности этого мифа не было, тем более и в Новое время. На память приходит лишь «Песнь о Вещем Олеге» Пушкина, который «сбирается ныне» «отмстить неразумным хазарам». Остаётся удивляться, почему статья Шнирельмана названа именно по этой строке, а, например, не по какой-нибудь цитате из нашумевшего «нелинейного» романа М. Павича «Хазарский словарь», который внёс гораздо больший вклад в создание современного, теперь уже интернационального, «хазарского мифа», но совсем в другой интерпретации – а именно абсолютизацией самой природы «хазарского мифа», якобы изначально имевшего три взаимоисключающие трактовки.

Итак, возрождение «хазарского мифа» произошло практически одновременно и в России, и на Западе, и связано это было с созданием в 1948 г. Государства Израиль. Особенности развития и бытования этого мифа в России (и частично, его западные параллели) уже довольно подробно рассмотрены в статье Шнирельмана, который приходит к довольно неутешительным выводам – «об отсутствии у русских националистов единого понимания сути русской идентичности <...> Единственное, что создаёт им почву для совместных действий, — это образ врага, который поэтому без устали выковывают их лидеры и идеологи» [12:274-275]. К этому следует добавить, что к созданию «образа врага» русских националистов имеют прямое отношение еврейские деятели Средневековья и – после длительного перерыва – ХХ века, в т.ч. академические учёные, без чьей помощи не утвердилось бы теперь уже расхожее представление об иудаизации Хазарии, в подтверждение чему имеется лишь несколько ненадёжных письменных источников и ни одного археологического. Проф. С.А. Плетнёва, ведущий из действующих специалистов по хазарской археологии, в книге, изданной Центром развития иудаики на русском языке и Еврейским университетом в Иерусалиме, вынуждена констатировать, что среди археологических памятников восточноевропейских степей хазарской эпохи «нет ни одного, который можно бы было абсолютно уверенно связать с хазарами-иудеями» [7:215], поэтому «можно уверенно говорить о том, что на всей громадной территории каганата только в двух портовых городах [Керчь и Фанагория – А.Г.] сохранились какие-то следы иудейских погребений (надгробий), но и там нельзя считать вполне доказанным, что они относились к хазарской эпохе. Объединяющей же религией, которая определяла духовную жизнь в каганате, верования и обрядность, было язычество» [7:217]. До сих пор не расшифрованы и хазарские рунические письмена... Поэтому говорить о соответствии историческим фактам такого культурного явления, как «хазарский миф», как в западной, так и в русской версиях весьма проблематично. Следует лишь отдать должное отечественным историкам, оказавшимся гораздо более сдержанными в идеологических вопросах, нежели их западные коллеги – как, например, Омельян Прицак, который на основании лишь одного Киевского письма пришёл к фантастическим выводам о том, что Киев был основан хазарами и назван по имени их военачальника-хорезмийца, а сами поляне, на чьей земле возникла русская государственность, соответственно, были хазарами [3:53-98]. Убедительное опровержение этой версии дал известный историк, директор Института археологии Национальной академии наук Украины П.П. Толочко [10:37-40].

Удивительная наука это хазароведение! Удивительна и судьба этнонима хазары, чей путь от древнерусского козаре до современного эвфемизма, обозначающего евреев (причём экспрессивного!), заставляет вспомнить онтологическую теорию смыла великого русского философа и языковеда А.Ф. Лосева и детально разработанную им логическую структуру лексического значения, в которой особая роль отводится Мифу отдельного слова, т.е. истории слова, связанной с историей того предмета, который оно обозначает. Как пишет в своей монографии «История и герменевтика славянской Библии» последователь Лосева проф. А.М. Камчатнов, «символическое изучение семантической эволюции слова интерпретирует историю слова как миф; миф есть подлинная история слова, то есть история воплощения его идеи» [5:145]. Но какова связь между Мифом имени (в лосевском значении) и мифом в значении культурологическом — это ещё науке предстоит выяснять. Однако уже взаимодействие этнонима хазары и «хазарского мифа» — в их развитии с Х в. до наших дней — очередной раз демонстрирует нам неразрывную связь языка и внеязыковой действительности, в частности истории и культуры.

 

Примечания:

1. Артамонов М.И. История хазар. СПб., 2002.

2. Архипов А.А. Об одном древнем названии Киева // История русского языка в древнейший период. М., 1984.

3. Голб Н., Прицак О. Хазарско-еврейские документы Х века / Пер. с англ. М.,–Иерусалим, 2003.

4. Ильинский П. «Хазарская легенда» и её место в русской исторической памяти // Заметки по еврейской истории. №1 (50). Январь. 2005.

5. Камчатнов А.М. История и герменевтика славянской Библии. М.,1998.

6. Константин Багрянородный. Об управлении империей: Текст, перевод, комментарии / Под ред. Г.Г. Литаврина и А.П. Новосельцева. М., 1991.

7. Плетнёва С.А. Очерки хазарской археологии. М., 2000; См. также: Плетнёва С.А. Хазары. М.,1976.

8. Рыбаков Б.А. К вопросу о роли Хазарского каганата в истории Руси // Советская археология. 1953. Т. XVIII.

9. Рыбаков Б.А. Русь и Хазария (К исторической географии Хазарии) // Академику Б.Д. Грекову ко дню семидесятилетия: Сб. статей. М., 1952.

10. Толочко П.П. Кочевые народы степей и Киевская Русь. СПб., 2003.

11. Три еврейских путешественника. М.,–Иерусалим: Мосты культуры – Гешарим, 2004.

12. Шнирельман В. «Отмстить неразумным хазарам...»: Хазарский миф и его создатели // Образ врага: Сб. / Сост. Л. Гудков; ред. НКондратова. М., 2005.

13. Dunlop D.M. The History of the Jewish Khazars. Princeton, New Jersey, 1954.

14. Scheindlin R.P. Chronicles of the Jewish People. NY: Friedman/Fairfax Pub., 1996. Цит. по: Брук К.А. Знакомство с историей Хазарии: http://www.khazaria.com/russki/istoriya-xazar.html

 


        |  Наши друзья  |  Контакты  |  Ссылки  |
 
 

       Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100