ПУБЛИКАЦИИ ИФ МАМИФ


ГлавнаяЛица МАМИФКонференции МАМИФЧто такое МАМИФИсторико-филологический семинарБиблиотека МАМИФНовостиПубликации


Владимир Аннушкин


Сохранение и развитие языковой культуры: нормативно-правовой аспект

Выступление на Совете по государственной культурной политике при Председателе Совета  Федерации

"Сохранение и развитие языковой культуры: нормативно-правовой аспект" (16 октября 2009 г.)

Текст выступления доступен в формате Doc

«И еще один дар дала нам наша Россия: это наш дивный, наш могучий, наш поющий язык. В нём вся она, наша Россия…» (И.Ильин). Эту мысль должно представлять реально: вся Россия – в её языке!

Но прежде всего уговоримся, что есть язык и что такое языковая культура. Мы любим повторять начало Евангелия от Иоанна: «В начале было Слово…» Но что есть наше человеческое слово, которое, по словам Игнатия Брянчанинова, подобно Слову Божию? Вся красота и совершенство человека проявлены в его слове, ибо слово сопровождает нас везде и во всём, и все пользуются словом для выражения сущности своего бытия. Но и убожество, уродство человека, его грехи также выражены в слове, и сказано, что от одного праздного слова осудишься…

 Роль и значение языка - речи - слова  для народной жизни, здравия и благоденствия общества катастрофически недопонимается как  в наших интеллигентных кругах, так и обществом в целом. Язык есть выражение народного духа, состояния интеллекта и образованности, общественного и личного настроения, воли, всех движений души,  стиля жизни современного общества. Можно с уверенностью сказать: каковы слова, которые мы слышим и читаем вокруг себя, таков и наш внутренний комфорт, общественно-психологический настрой, занимающий не последнее место в требованиях к благоустройству жизни каждого человека. Одним словом, каков язык, такова и жизнь.

Общественное благополучие, здравие, благоденствие, все формы жизни связаны с устройством современного языка. Речь - инструмент управления обществом и общественными процессами. Экономический кризис есть проявление кризиса духовного. Экономика управляется через культуру и образованность с помощью речи. Если речевые отношения не отлажены, теряется возможность эффективного управления. Плохим языком хорошую жизнь не построишь.

И главное здесь – языковая культура. Культура есть совокупность достижений в той или иной области, правила, образцы и прецеденты деятельности, которые при использовании должны творчески применяться к той сфере деятельности, о которой идет речь.  Совокупность достижений предполагает, что наш язык имеет колоссальные традиции, богатое прошлое, которое нельзя забывать, но, только основываясь на этом культурном прошлом, можно выстраивать настоящее и будущее. Правила языка существуют практически и все мы их осознаем и если кто-то живет не по правилам, то такой человек критикуется, осуждается, высмеивается. Прецедентами назовем образцы и примеры языковой деятельности, на которые ориентируются общество и люди.

Правила непосредственно связаны с нормой, а норма существует во всех областях жизни, ведет себя отчасти по-разному, но главное, что надо понимать: норма – не стандарт, не догма, а творческое применение знающим, образованным, по крайней мере, искусным человеком правил культуры с изобретением нового, индивидуального стиля. Когда творец языка, танца, роли, песни, картины, строящегося дома создает нечто новое, он опирается на культуру, традиции определенной школы, но затем дерзновенно создает собственный стиль. Таковы Пушкин, Чайковский, Репин, Шаляпин, академики-филологи Виноградов, Конрад, Рождественский, которые творили по знанию культуры прошлого, были правильны, но в некотором смысле вне нормы

Итак, твори по законам и правилам твоего искусства, знай норму и соблюдай, но умей выйти за пределы существующего стилевого стандарта, преобразуй жизнь, потому что всякий человек - личность, образ Божий, непохожий на другого и талант каждого необходимо по-своему реализовать.

Можно ли законодательно установить норму? – Точно так же как установить правила. Правила должно исполнять – это ясно каждому, но бывают ситуации, когда жизнь, обстановка заставляют правила нарушать. Возьмем Правила дорожного движения: они четко регламентируют, где и как должно ехать и знать их надо назубок, но бывают ситуации, когда надо или даже можно выехать на полосу встречного движения, чтобы избежать неприятного столкновения. Так же и «автомобиль нашей речи»: бывают ситуации, когда приходится употребить резкое, а может, и ругательное слово, но ни один искусный водитель не будет безумствовать…

Существуют нормы еды, питья, сна – и тем не менее, мы, зная правила и норму, переедаем, недо- или пере…пиваем, недосыпаем, словом, человек грешен... И тот, кто знает и соблюдает режим, наверное, живет дольше.

Что же такое норма в языке? - «Совокупность устойчивых реализаций языковой системы», но норма как устойчивые правила не есть стандарт, догма, а только руководство к   творческому действию. Помните Пушкина: «без грамматической ошибки я русской речи не люблю…» Это значит, при соблюдении правил не столько грамматики, сколько риторики как искусства реальной речи и поэтики как стихотворного искусства надо найти свой индивидуальный облик, за который только и можно полюбить подлинного творца слова.

Норму утвердить раз и навсегда невозможно. Она исторически изменчива. Докажем это экспериментом. Я буду приводить тексты и слова, а вы проверьте, правильно ли вы говорите в отношении нормы:

Прочитайте вслух русский алфавит: а, бэ, вэ, гэ, дэ – так?… Неверно!… Вспомните стихи Тарковского 60-х годов прошлого века, где отразилась норма речи середины прошлого века: «…пока над ними кран как буква Ге / не повернулся на одной ноге».

А теперь ударения:

Вы все говорите мАстерски? Неверно…

 обеспечЕние – правильный вариант обеспЕчение;

вы говорите благоприобретЕние, но как нормативный вариант в словаре указан благоприобрЕтение. Зато есть изобретЕние.

Или «трудный случай»: одноврЕменно или одновремЕнно? Большинство относительно старых «четко нормирвоанных словарей» (Словарь Агеевой для работников радио и телевидения) приводит норму «одноврЕменно», но относительно новый Л.Г.Введенской – «одновремЕнно», видимо, послушав, как говорит народ. И теперь уже отмечает автор вариант «одноврЕменно» как разговорный. Но я-то хорошо помню, как мне не позволял хороший журналист-телеведущая продолжать речь в начале 90-х на «Радио России», когда я говорил «одновремЕнно»…

Итак, установить «чётко»  норму не всегда представляется возможным. Как правило, здесь борются правильность и удобство. Как в балете или пении: именно в балете правильно ходят, но почему-то люди предпочитают ходить не выворачивая ноги; певцы лучше всех произносят слова, но никто не произносит в реальной жизни слова так четко и ясно…

Или возьмем обращения в русской речи. Разве вы не знаете, что согласно правилам приличия и нормам этикета к уважаемым людям должно обращаться по имени отчеству и так же их представлять? Но норма изменчива, и особенным переменам она подвергается во дни торжеств и бед народных. Беда ли наша перестройка, пусть каждый оценивает по-своему, но идеологическо-стилевой сдвиг произошел… Теперь при представлении уважаемого человека говорят на ТВ и в публичной речи: «Выступает академик Виталий Костомаров»… Разве это не режет слух? Но при обращении тут же будет переход на имя-отчество: «Виталий Григорьевич, скажите, пожалуйста…» Можно точно указать, что такие стилевые сдвиги случаются в годы стилевых, идеологических перемен в жизни общества. Культура же их как бы стремится удержать, не допустить, потому что хороши только те перемены, которые обоснованы  вдохновением, удобством, красотой.  Но не слепым копированием западных образцов. Поэтому за «правильность» русского имени-отчества борется в нашем Институте профессор Наталья Ивановна Формановская, доказывая иногда, что «и одна в поле воин…» Согласиться с нею как с носителем культуры возможно, но действительность, удобство и новый стиль, увы, уже диктуют иное…

Общество живет и развивается, преобразуя существующую норму как сложившийся культурно-стилевой стандарт для того чтобы сделать жизнь более удобной и прекрасной. Однако если ты не знаешь культуры, то преобразование становится уродливым, неэстетичным, антикультурным. Пример – сегодняшние стилевые новации в СМИ на большинстве популярных радиостанций, или наши новые СТС и ТНТ, как, впрочем, и сама философия СМИ: тоталитаризм пошлости, безвкусия, примитивизма заполонил молодежные каналы – и это следствие трудностей, которые испытывают люди, существуя в новых видах коммуникации при создании новых коллегиальных видов речи. 

Норму языка нельзя понимать и обсуждать только  в узком смысле (дОговор, йогурт, кофе…) ибо тогда мы останемся в пределах мелочных разборок и частных вопросов. Пора ставить вопрос шире, если язык – средоточие и выразитель всей народной жизни, ее духа и сегодняшнего состояния.

Об упрощенности понимания языка в наших СМИ свидетельствует последняя кампания, развернутая по поводу четырех словарей, рекомендованных к использованию в государственных учреждениях. Как всегда, СМИ сместили акценты и создали ложные волнения, для красного словца не пожалев ни мать, ни отца.

В соответствии с Приказом министра утверждается «список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации». Однако СМИ, прочитав несколько статей Словаря ударений, начали говорить об утверждении самой нормы, мол, «вводят новую норму», всех теперь заставят говорить дОговор, йогУрт, или «кофе» будет среднего рода… Но норму утвердить невозможно, её можно только рекомендовать! И теперь уже никому не объяснишь, что данные словари, из которых произвольно извлечён ряд примеров (а их можно было бы вытащить еще сотню!), вовсе не меняли нормы, а всего лишь зафиксировали имеющееся употребление в течение последних 30-40 лет. Неловко читать агрессивные нападки на авторов словарей, если вот уже лет 40 как другие нормативные словари (Словарь С.И.Ожегова в том числе) отмечают употребление дОговора и кофе среднего рода с пометой разговорное, что значит: такое употребление возможно у людей не вполне образованных и если вы хотите быть принятым в кругу лиц литературно образованных, то так не говорите. Итак, это не более чем очередная первосентябрьская кампания с целью устроить очередной всплеск эмоций в обществе. Вопрос к СМИ: почему для вас привлечение внимания значит больше, чем истина?

Кстати, на месте филологов-русистов я бы не радовался такому привлечению внимания к русскому языку, ибо именно эта кампания очень хорошо показала, как убого понимается язык и само понятие нормы в нашем обществе. Разве не ясно каждому мало-мальски образованному человеку, что норма как «совокупность устойчивых реализаций языковой системы»  изменчива, что между нормой и реальным употреблением языка всегда имеются большие или меньшие расхождения» (Лингвистический энциклопедический словарь)?  Видно, нашим СМИ лестно, когда после их кампаний эмоциональные пассажирки метро восклицают (этот пример приводит зам. директора ИРЯ им. В.В.Виноградова Мария Калинчук): «Ни за что не заставите меня произносить дОговор или кофе среднего рода»!

А ведь никто и не заставляет!.. Вся борьба идёт вокруг мыльных пузырей, «из-за дохлого жука перессоримся»: преподавательница из Челябинска обещает в «Литературке» заставить своих студентов выучить, где ставить ударение в слове «творог»: твОрог или творОг?..  Но ведь на этот вопрос вам  не каждый филолог ответит…

Академик Костомаров рассказывает следующий случай прошлой недели. Вопрос к продавщице на рынке:

-  Скажите, пожалуйста, творОг у вас есть (нормативное ударение – В.А.)?

- Что? Что?

- ТворОг?

- Не понимаю, о чем вы спрашиваете.

- Ну вот же, у вас на витрине: творОг… (показывает академик, употребляя правильное ударение)

-А-а-а! ТвОрог!.. Ну, так бы и сказал!.. А то какой-то там творОг!.. И кто вас только так учил…

Дальше – тишина, поскольку академик-филолог не привык на рынке читать лекции о правильности ударения. Спрашивается: какой способ общения более оптимальный и что отразить в словаре? Ведь язык выбирает удобное, комфортное и оптимальное. А удобное, оказывается, не всегда правильное.

Пока мы ломаем копья по поводу творогОв и договорОв, не лучше ли озаботиться о создании в обществе обстановки нетерпения к скверным словам, в которых правильно ставятся ударения? Не поставить ли преграды на пути к ложным мыслям и толерантной идеологии, допускающей для общества все виды «смертных грехов»? Не озаботиться ли о создании обстановки и настроения бодрости и оптимизма в обществе вместо состояний апатии, скептицизма, критицизма, равнодушия, которые творятся ежевечерними художественными телепередачами?

Другой внушаемый нашими СМИ миф: о реформе русского языка…

Никакой реформы русского языка не происходит. Разговоры о «реформе» – выдумка журналистов для того чтобы отвлечь людей от реальных забот чем-либо агрессивно-клубничным: мол, очередной наскок на ваше благосостояние…

Проблема в том, чтобы правильно понимать, что такое культура и что такое язык. Язык – не просто система знаков, а инструмент организации жизни общества и человека. Сказано: «все беды человека от его языка» - и эти беды не столько от дОговора и ТвОрога, сколько от того, что наш язык выражает наши греховные мысли и настроения: ложь, которая разлита в обществе и пропагандируется средствами массовой информации в различных формах искусства; уныние, которым пронизано большинство наших теле- и радиопередач; неверие, скептицизм, наполнивший молодое сознание. Но надо сказать: язык – стяг, дружины водит, поэтому организуй свои мысли, волю, чувства и научись выражать всё, что есть благородного в языке – и тогда преобразится жизнь. Для этого требуется культура обращения с языком – речью – словом.

Языковая культура решает практические задачи: ее цель - благоустройство общественной, производственной и бытовой жизни человека. Культура предполагает сохранение всего ценного  в нравственном, образовательном, эстетическом аспектах нашего бытия, а выражается культура, конечно, знаково, и этот основной знак, конечно, слово.  Скажи мне слово – и я скажу, кто ты. Как же у нас сохраняется и передается всё лучшее? Для этого достаточно включить и послушать наше популярное радио (Шансон, Авторадио и даже «Русское радио»). Вы никогда не услышите на «Русском радио» ни русского романса, ни русской народной песни, ни русского стихотворения – только убогость однообразных поздравлений и двадцатки так называемых «хитов», которыми формируется сознание современной молодежи и взрослого населения России. Спрашивается: можно ли законодательно переломить ситуацию? Кто вас заставляет так примитивизировать жизнь? Почему наши журналисты слышат «дОговор» и «кофе» среднего рода и не слышат, какими убогими мыслями предлагают думать и говорить на молодежных теле- и радиоканалах? НЕ говоря уже об их речи, которая как по количественному составу напоминает речь Эллочки-людоедочки, так и по характеру произношения опущена ниже всяких эстетических требований к художественному звучанию.

Нам нарочито хотят сказать: мы такие как в жизни… Никаких высоких идеалов нет. О культуре говорить бесполезно. Мы хотим одного: чтобы нас слушали. Поэтому говорим как хотим, мы – свободные люди…

Культура речи как учение о норме сформировалось в результате коммунистической революции, когда надо было «учить говорить весь народ».  Это 20-е годы. Тогда действительно стоял вопрос о том, чтобы научить самому элементарному: правильно употреблять слова, ставить ударения и проч. Споры о «дОговоре» - отрыжка тех же агрессивных эмоций и настроений. Эти элементарные грамматические умения стали заменять необходимость в обучении словесности и риторике как искусству убедительной и эффективной речи.

Риторика – наука и искусство построения достойной речи. Страна, не имеющая риторики как искусства достойной речи, проигрывает холодные и информационные войны.

Страна, не знающая стилистики как искусства создания достойной жизни через культурную речь, мысли, отношения между людьми, живет пасмурно и уныло. Это отражено в наших телевизионных диалогах.

В профессиональных сообществах нет понимания простой мысли: всякая интеллектуальная профессия связана с языком. Например, политика есть общение, искусство объединять людей, а достижение этого возможно только с помощью слова. Поэтому слово – главное орудие политика. Где наш политик учится слову? И каким словом он руководит обществом? Манипулятивным или справедливым?

* * *

Лидерство в культурном и экономическом соревновании получают те страны, в которых развит язык, точнее,  технология и формы речевой коммуникации и нормализована речевая этика общества. Телевидение в европейских странах берет под контроль передачи, которые не рекомендуется смотреть детям – наши дети получают хорошую антиморальную закалку, насмотревшись фильмов о преступлениях, насилии, убийствах и прочих смертных грехах. Заботясь о национально-патриотическом воспитании, законодательство многих стран вводит квоту на иностранную кинопродукцию в вечерние часы – только в России выходное телевидение сплошь оснащено заморскими фильмами, погружающими душу зрителя в мрак и отчаяние. Смотря основные государственные телеканалы в иной воскресный вечер, кажется, что ты смотришь один бесконечный фильм под названием «мрак и отчаяние постсоветской империи». И государство, находя средства на  экономические преобразования, пенсии, ЕГЭ и прочие реформы, не может найти средств на пропаганду здорового образа жизни, который выражен прежде всего в том, как люди соотносятся друг с другом в слове – языке – речи?

Можно ли говорить в данных условиях о нормализаторской деятельности как правовой, законотворческой? Да, и можно, и нужно. Многие филологи утверждают, что нормировать язык невозможно, что он развивается по своим законам. Эта ложная точка зрения на язык фиксирует нашу пассивность в отношении к изменяющейся жизни. Мы не можем изменить язык как систему, например, в языке останутся всё те же падежи, роды, числа и падежи, но язык как деятельность, как его использование несомненно может быть подвергнут сознательным воздействиям человека и преобразованиям. Заставляют же украинцы сознательно говорить и писать «В Украине»… Мы можем ломать копья и говорить, что это исторически неверно, но найден аргумент (пусть ложный, но внушаемый в сознание нации и соседей): нас обижает, что мы как Куба и Мадагаскар, а не Европа. Давайте заставим Украину писать на украинской мове «Росiя» с двумя «С» - мы тоже великая держава. Но нам в нашем величии такие глупости в голову не приходят.

Наш Закон о языке несовершенен. Видимо, он должен смело утверждать определенные приоритеты общественной нравственности, защиты патриотических настроений, истинного культурного вкуса как совокупности эстетических ценностей. СМИ будут ставить вопрос: а судьи кто? Вопрос ложен, потому что хочет увести в сторону всё той же толерантности, терпимости к разным «ложным» мнениям и безответственности в речах.

Есть ли в пользовании языком нормативно-правовой аспект?  Безусловно.  Культура предполагает запрет. Если запрещены определенные поступки, то как же не наложить запреты на поступки словесные? Между тем, надо понимать, что именно разумный запрет позволяет максимально развернуть творческую деятельность. Вне запретов общество не живет или живет плохо. Нельзя допустить как слишком много запретов (тогда – тирания), либо допустить вседозволенность (тогда наступает хаос идей, слов и поступков). Последнее мы наблюдаем в общественной нравственности.

Мы говорим о норме литературного языка как о выборе правильного варианта из двух или нескольких существующих. Но существует не только норма языка, есть еще норма мысли, норма словесного выражения, наконец норма поведения, которое, будучи, речевым не должно оскорблять пользователей (слушателей или читателей). Можно ли, соблюдая нормы произношения или орфографии, нарушать нормы словесного поведения в быту и в СМИ?

Власть обязана предписывать некоторый состав действий, формировать направление общественных поступков. 

* * *

Каков язык, таков и человек. Необходимо вселять в сознание каждого человека (и почаще об этом говорить, особенно, в школе), что через язык выражается вся сущность человека: мысли, чувства, воля, дела. Встречают по одежке, провожают по уму, выраженному через слово.  Скажи мне слово – и я скажу, кто ты.

Культура выражает себя через язык, а хорошая речь может основываться только на культуре. Культура обобщает положительный опыт речевого творчества, указывает способы оптимального пользования речью. Общественное непонимание этого простого постулата лучше всего иллюстрируется отсутствием на телеканале «Культура» какого-либо намёка на передачу о русском языке. На телевидении вообще нет намека на какую-либо передачу о языковой культуре, поскольку ТВ понимает эту проблему как только лишь проблему «нормы» (ТвОрог или ТворОг? пОрты или портЫ?), а эти «мелкие» вопросы никого особенно не интересуют.

Стиль жизни формируется стилем речи. Мы ясно ощущаем, что живём в новом стиле, но, кажется, абсолютно не понимаем, что безнравственность  идей и безвкусица слова способны испортить всякое благое намерение жить достойно. Для этого достаточно послушать, как говорят в современном «автомобильном» радиоэфире, отданном на потребу массовому вкусу. Мы живём как в воду опущенные оттого, что сами себя опустили в бездну мысле-словесного бескультурья. Государство должно найти силы и средства для того чтобы переломить ситуацию. «Мальчики с американскими баритонами» и девочки-хохотушки, заполнившие радиоэфир, не понимают, что пустотой заболтанной, пулемётной речи они создают такую же пустоту в своей душе и душах своих слушателей. Еще страшнее, если понимают…

Стиль речи создает общественный настрой. Основания такого настроя – в наших скрытых помыслах и страстях, а «основания красноречия – страсти» (М.М.Сперанский). Общество, слушающее безвкусные шутки Comedy club и воспитанное на криминальных сериалах, не может реализовать национальные проекты. Отсюда «грусть-тоска» в глазах молодёжи, ибо жизнь как «ржачка» не веселит, а криминала выплеснуто столько, что он уже и не волнует. Хотим сменить настрой – надо менять стиль мысли и речи.

Закон о государственном языке безусловно требует совершенствования. Но общество волнует более всего не сам закон, а те самые проблемы языковой культуры и применения языка в жизни, которые мы обсуждаем сегодня. Филологи плохо представляют, как можно регулировать язык, поскольку отвыкли быть творцами языка, а предпочитают быть лишь его фиксаторами. Творец языка намеренно направляет его употребление, а тогда придется принимать решения относительно идеологии, политических решений, нравственных выборов и, конечно, стилевого оформления сего этого материала в слове.

В Законе о русском языке как государственном языке РФ (именно так желательно назвать этот Закон) должны быть выражены идеи общественной нравственности, которую нельзя нарушать словесной непристойностью.

Законотворческая деятельность необходима, по крайней мере, в двух областях: бытового общения и СМИ. В обществе требуется создать обстановку нетерпимости к проявлениям словесной безнравственности. Необходимо пропагандировать культуру быта, которая состоит прежде всего в культуре словесного общения. Общество слишком легко покорилось идее бранного, оскорбительного, скверного слова, которое в избытке звучит с телеэкрана, пропагандируется в художественной литературе. Якобы так говорят и потому мы «отражаем действительность». Такие творцы отражают только пессимистическую сумятицу собственных голов и сердец. Между тем культура бытового слова существует реально: в тех примерах, которые мы видим в старшем поколении, униженном и неуважаемом (сколько стоит усилий, чтобы поднять планку уважения к нему после обокравшей старшее поколение перестройки!), эти примеры словесной культуры есть и в художественной литературе, и в советских кинофильмах, которым умиляется и которые сплошь цитируются современными младореформаторами языка. Надо понимать, что словесное творчество и счастливо устроенная бытовая жизнь возможны только при культурной, уважающей образ человека речи.

Самая трудная область – СМИ, ибо СМИ давно стали в некотором смысле первой властью в государстве. И действительно кто владеет СМИ как инструментом руководства общественным сознанием, тот и правит бал. Требуется серьезный разговор о том, какова философия современных СМИ, предлагающих не только образцы поведения, но и создающих всей своей речевой продукцией то настроение и стиль жизни, в которой существует российское общество. Пока наши СМИ – такой коллективный организм, который в принципе мало думает о чем-либо, кроме интересов собственного кармана. Но он «проторгуется», потому что их дети будут жить в стиле «Дома 2» и  Comedy club, вырастут людьми без нравственного стержня, культуры, вкуса. Возможно ли законодательство в сфере вкуса? Едва ли. Просто нужно сменить стиль, а для этого, конечно, нужны другие люди.  

Говорят, что ныне все понятия сместились. Это – неправда. Те же новаторы и модернизаторы языка не всё себе позволяют, а от чего-то воздерживаются. Они лучше, чем демьяны бедные понимают, куда дует ветер перемен. Как демьяны хулили все нравственные ценности русской духовной культуры, так и ерофеевы и пелевины не желают видеть национальной культурно-духовной основы, желая лишь одного: литературной славы сладости красного словца, ради которых не пожалеешь ни мать, ни отца. Нам всем более или менее понятно, что такое хорошо и что такое плохо, но почему то, что плохо, должно быть предметом всеобщего обозрения и научения? – Понять невозможно, но ответить можно… Это начало происходит от душевной апатии, в которой общество начало жить с началом перестройки. Пора сосредоточиваться…

Законотворчество в СМИ: отечественная кинопродукция, собственное творчество, морально-нравственные приоритеты должны получить доступ на телеэкран.  Мировой опыт говорит о том, что 50% кинопродукции должно быть отечественного производства. В воскресенье вечером невозможно на основных российских телеканалах увидеть отечественный фильм. Качество продукции – она должна быть культурно-значимой: нельзя пускать в эфир всё подряд. Между тем, вкусы упали и народ приучен к «зрелищам» типа «няни Вики». Государство не заботится о духовном воспитании и состоянии духа нации. Между тем, это состояние можно проверить только по языку.

Сквернословие становится национальным бичом. Но телевидение по-прежнему пропагандирует свободу слов и выражений, продолжают выходить книги с нецензурной лексикой (по народному: матерной бранью) – называется это то модернизмом, то эротикой, то отражением «художественного замысла писателя». Надо сказать прямо: не бывает художественного замысла, оскорбляющего общественную нравственность.  Между тем, на телеэкране  по-прежнему правят бал те, кто «энциклопедию русской души» пишет скверными словами  (Виктор Ерофеев). Впрочем, обратим внимание, что на ТВЦ другой Ерофеев, который обсуждает греческие мифы о сновидениях и приглашающий приличных людей в свою передачу.  Это значит, что резервы для коррекции стиля имеются и надо только захотеть, чтобы исправить сложившееся положение дел.

Если вы сквернословите, то и жизнь становится скверной. СМИ не желают освободить себя от  скверны. Только что оставите детям своим после того, как сорвете очередной куш с вашего рейтинга?

Государство обязано активно вмешиваться в информационную политику страны. Проигранные информационные войны суть следствие пассивности в речемыслительной позиции. На нашем ТВ отсутствуют политические передачи, за исключением блоков информационных новостей и политических шоу, где царит «раздрай» и хаос взглядов, позиций и предпочтений, который ведущими одобряется, потому что предполагается: зритель будет смотреть только то, что насыщено столкновением, агрессией, конфликтом. В результате никакой ни «единой», ни «справедливой» России в смысле истинного единомыслия и единодушия, чем сильна всякая страна, не может быть по самой установке на создание таких передач. Зритель хочет серьезной определенности, а не споров и криков, где каждый оратор пиарит самого себя.    

Демократия – это форма речи. Благоденствия достигает то общество, в котором созданы эффективные межчеловеческие отношения через право каждого человека на речь, которая будет осмыслена, достойна и эстетична. Как-то В.В.Путин сказал, будучи на Афоне: «Ведь и святой Георгий Победоносец  побеждает не копьем, а словом». Но что есть Слово и русский язык, проникающие во все области науки, политики, искусства, культуры, производства, личного бытия? Практическо-прикладного осознания этой проблемы в обществе до сих пор нет… От плодов уст своих человек вкусит добро. Общество должно начать жить с имеющимися в нашей нравственной культуре благими мыслями и помнить об ответственности за свои слова, ибо от слов своих осудишься и от слов своих спасешься.


|  Библиотека |  Контакты  |  Ссылки  |

Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Журнал Шестое чувство Журнал о душе и для души