ПУБЛИКАЦИИ ИФ МАМИФ


ГлавнаяЛица МАМИФКонференции МАМИФЧто такое МАМИФИсторико-филологический семинарБиблиотека МАМИФНовостиПубликации


Андрей Мельков


 Министру образования и науки РФ
А.А. Фурсенко

Председателю Высшей аттестационной

комиссии Минобрнауки РФ

М.П. Кирпичникову

 

от заместителя Председателя Исследовательского Фонда

«Межвузовская ассоциация молодых историков-филологов»,

кандидата филологических наук

Мелькова Андрея Сергеевича

Заявление

В 2009 году в диссертационном совете Д.212.232.11 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете была успешно защищена «диссертация» некоего Себенцова Андрея Евгеньевича на соискание ученой степени кандидата философских наук по специальности 09.00.13 – религиоведение, философская антропология, философия культуры. Научный руководитель – Шахнович Марианна Михайловна, доктор философских наук, профессор.

Судя по автореферату, в указанной диссертации выявляется немалое количество фрагментов текстов, украденных Себенцовым у других авторов, что, в соответствии с Положением о порядке присуждения ученых степеней, является основанием для лишения Себенцова указанной ученой степени как полученной необоснованно и незаконно. Причем, по смыслу указанного документа, Себенцов теряет право защищать диссертацию повторно по заявленной и схожей (в перефразированной формулировке названия) темам.

Ниже в табличной форме привожу информацию о выявленных фактах заимствования Себенцовым чужих научных текстов и мыслей без ссылок на действительных авторов, или фактах схожести до степени смешения текстовых фрагментов автореферата Себенцова и текстов ранее вышедших публикаций иных авторов.

Автореферат «диссертации» А.Е. Себенцова[1]

Иные источники, откуда были украдены куски текстов А.Е. Себенцовым или тексты которых до степени смешения напоминают текстовые фрагменты в увидевшей свет позже «диссертации» А.Е. Себенцова

 

С. 14 автореферата А.Е. Себенцова:

 

 

 

 

 

 

 

«Клерикальное (конфессиональное) государство несёт на себе жёсткую зависимость от конкретной конфессии (государственной религии) и потому можно говорить о государствах – «христианском», «исламском» и «буддистском».»

Статья д.ф.н. М.И. Одинцова «Свобода совести в Российской Федерации:

между российским прошлым и европейским настоящим» (доклад на Международной научной конференции в Риге)[2], а также статья того же автора «Двадцатый век в российской истории : государство и религиозные организации»[3]:

 

«Клерикальное (конфессиональное) государство несёт на себе жёсткую зависимость от конкретной мировой религии (государственной церкви), и потому  можно говорить о государствах – «христианском» (в его рамках можно выделить «католическое», «православное» и «протестантское» государства), «исламском» и «буддистском».»

 

С. 14 автореферата А.Е. Себенцова:

 

 

 

 

 

«Главным для светского государства является принцип отделения церкви от государства, который может быть оформлен как в рамках правовых нормативных актов (де-юре), так и осуществляться в практической деятельности государства (де-факто).»

Доклад д.ф.н. М.И. Одинцова на тему «Вероисповедная политика Российской Федерации в XXI веке» на Гуманитарных чтениях РГГУ – 2011 (и в ряде ранее опубликованных работ)[4]

 

«Главным для светского государства является принцип отделения церкви от государства, который может быть оформлен как в рамках правовых нормативных актов (де-юре), так и осуществляться в практической деятельности государства  (де-факто).»

 

С. 16–17 автореферата А.Е. Себенцова:

 

 

 

«Политические события, развивавшиеся в СССР со второй половины 80-х гг., повлекли за собой не только распад союзного государства – единого Отечества для многочисленных народов Советского Союза, коренные изменения в государственной, политической, социальной сферах бывших союзных республик, но и самым существенным образом затронули государственно-конфессиональные отношения, жизнь и деятельность религиозных организаций и граждан, исповедующих различные религии. На переломе истории «религиозный вопрос» на всем постсоветском пространстве стал заложником политических и идеологических столкновений властных и партийно-номенклатурных элит и решался

зачастую в угоду «злобе дня». Результатом стали политизация религии и нарастающие тенденции клерикализация политики, государства и его институтов.»

 

Статья д.ф.н. М.И. Одинцова

«Вероисповедные реформы в России. 1985-1997 гг.»[5]:

 

«Политические и экономические события, развивавшиеся в Советском Союзе со второй поло­вины 80-x годов, повлекли за собой не только распад союзного государств­а – единого Отечества для многочисленных народов СССР, - но и самым существенным образом затронули государственно-церковные отношения, жизнь и деятельность религиозных организаций и граждан, исповедующих раз­личные религии… Прежде всего, «религиозный вопрос» везде стал заложником политических и идеологических столк­новений властных элит, партийно-номенклатурных игрищ,  решался зачастую в угоду злобе дня… В результате - налицо политизация религии и клерикализация политики, государства и его институтов…»

 

 

С. 4 автореферата А.Е. Себенцова:

 

 

 

«Важность настоящего исследования …

определяется также существующим интересом, как у экспертов, так и общества в целом, к проблемам взаимоотношений религии и террора, веры и нетерпимости, духовного долга и фанатичного насилия; а также к вопросам государственного контроля за деятельностью религиозных объединений, с одной стороны, и допустимости прямого вмешательства в дела религиозных организаций – с другой.»

 

Диссертация Е.Г. Романовой  «Новое религиозное объединение Ананда Марга в странах Дальнего Востока и в России» 2007 года[6]:

 

«Актуальность работы продиктована резко возросшим … интересом общества и специалистов к проблемам взаимоотношений религии и террора, веры и нетерпимости, духовного долга и фанатичного насилия, а также взаимосвязанных с этим вопросов государственного контроля и допустимости прямого вмешательства в дела религиозных организаций.»

С. 6–7 автореферата А.Е. Себенцова:

 

 

 

«Конституционное право граждан на свободу совести порой сводится к свободе вероисповедания, то есть широкое, объемное понятие подменяется узким и одномерным;

размываются такие конституционные принципы, как отделение религиозных объединений от государства, равенство религий и религиозных объединений перед законом; равенство прав верующих и неверующих;

проявляется деформация основных идей и положений концепции светского государства, всё больше проявляется переориентация на концепцию «христианского» государства, что ведёт к обострению отношений в межконфессиональной среде.

Вопрос о праве человека на свободу совести всё чаще относится не к сфере частной жизни граждан, а к области публично-правовых отношений, общественно-политических интересов.

Это ведёт к политизации деятельности различных религиозных объединений, к подмене интересов верующего гражданина интересами конфессиональной бюрократии.

В значительной мере это объясняется отсутствием целостной политики

в сфере свободы совести»

 

Статья д.ф.н. М.И. Одинцова «Россия строит светское государство…» 1997 года (с. 249 сборника; с. 2 доступного в интернете файла)[7]:

 

«… конституционное право граждан на свободу совести зачастую сводится исключительно к свободе вероисповеданий, т.е. широкое, объемное понятие подменяется узким и одномерным…;

– размываются такие конституционные принципы свободы совести,

как отделение церкви от государства и школы от церкви, равенство религий и религиозных объединений перед законом; равенство прав верующих и неверующих;

– налицо эрозия основных идей и положений концепции светского государства, все большая переориентация на концепцию «христианского» (клерикального) государства, что ведет к обострению отношений в межконфессиональной среде;

– вопрос о праве человека на свободу совести все чаще относится не к сфере частной жизни граждан, а к области публично-правовых отношений, общественно-политических интересов.

Это ведет к политизации деятельности различных религиозных объединений, к насильственной клерикализации общественных и государственных институтов, подмене интересов верующего гражданина интересами церковно-управленческих структур, церковной бюрократии…

Сложности, которые проявляются сегодня в сфере свободы совести и вероисповеданий, отчасти объясняются и тем, что современное Российское государство не имеет целостной модели политики в отношении религиозных организаций.»

 

С. 8 автореферата А.Е. Себенцова:

 

 

«… светское государство. Право в таком

государстве основывается на гражданских, а не религиозных нормах; решения государственных органов не могут иметь религиозного обоснования… законодательство светского государства, как продукт культуры, может и соответствовать религиозным нормам. «Светскость» определяется не наличием противоречий с религиозными установками, а свободой от них. В светском государстве каждый человек вправе рассчитывать на то, что он сможет жить, не обращаясь к религиозным институтам.»

 

Статья «Светское государство» в словаре Яндекс[8]:

 

«Светское государство — государство, появившееся в результате отделения церкви, которое регулируется на основе гражданских, а не религиозных норм; решения государственных органов не могут иметь религиозного обоснования.

Законодательство светского государства может соответствовать (полностью или частично) религиозным нормам; «светскость» определяется не наличием противоречий с религиозными установками, а свободой от таковых… В светском государстве каждый человек вправе рассчитывать на то, что он сможет жить, не обращаясь к религиозным институтам.»

 

Непрямое, но явное смысловое заимствование А.Е. Себенцова в первом из вынесенных на защиту положений на с. 11 автореферата:

 

«Существует органическая связь между принципом свободы совести и

принципом светскости государства.»

Статья С. Бурьянова «Свобода совести: Почему ее нет, и судя по всему, не будет в современной России?»[9]:

 

«не возможно без реализации свободы совести (свободы мировоззренческого выбора) и взаимосвязанных с ней принципов составляющих основу строя (светскости государства…)»

 

Вообще эта мысль в такой вот упрощенной постановке отыскивается в работах сотен авторов, а потому как обладающая какой-либо научной новизной быть признана не может.

 

Это то, что выявлено по автореферату, доступному в сети Интернет.

В тексте непосредственно «диссертации» Себенцова таких вопиющих и явных совпадений с текстами других авторов выявлено несопоставимо больше.

Прошу Вас незамедлительно дать указание провести проверку «диссертации» А.Е. Себенцова и в случае фактического подтверждения того, что это именно Себенцов украл указанные и многие другие тексты у доктора философских наук М.И. Одинцова, у кандидата философских наук Е.Г. Романовой и др. лиц (мы вынуждены допускать и обратную ситуацию), лишить А.Е. Себенцова ученой степени кандидата философских наук, вынести предупреждение (замечание) диссертационному совету (где защитился Себенцов), пропустившему явный плагиат и грубо пренебрегшему своими обязанностями. Прошу также направить ректору Санкт-Петербургского государственного университета представление о недопустимости и крайней неэтичности действий научного руководителя А.Е. Себенцова М.М. Шахнович, выразившихся в прямом попустительстве дискредитации российской науки указанным лицом (Себенцовым) или в халатном отношении к своим обязанностям научного руководителя. Прошу также проверить иные диссертации, защищенные под руководством Шахнович, на предмет наличия там плагиата.

 

[6] http://www.dissercat.com/content/novoe-religioznoe-obedinenie-ananda-marga-v-stranakh-dalnego-vostoka-i-v-rossii

Введение ее автореферата отличается от соответствующего фрагмента ее диссертации, поэтому применительно к данном тексту следует смотреть именно текст диссертации Романовой.

[7] http://religio.rags.ru/journal/anthology4/a4_12.pdf

В сборнике указано, что публикуется по: Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. 1997. № 3–4 (13–14). С. 134–172.


|  Библиотека |  Контакты  |  Ссылки  |

Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Журнал Шестое чувство Журнал о душе и для души