ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ИФ МАМИФ


ГлавнаяЛица МАМИФГостевая книгаФорумЧто такое МАМИФИсторико-филологический семинарЛитературная гостинаяНовостиПубликации


Синайский экспресс

В конце марта – начале апреля две тысячи шестого года я посетил Синай. Эта древняя земля, которую исходили пророки, святые, мученики, которая была не раз описана в Библии и творениях отцов Церкви, до сих пор хранит в себе неизменную благодать, данную ей промыслительным образом от Бога. Вот и в наши дни Синай представляет собой благодатный край, одинаково радующий и местное арабское население, и кочевников-бедуинов, неплохо подстроившихся к современным благам цивилизации, и многоязыких туристов, оставляющих ежегодно в египетской казне миллионы долларов и евро. Всего четыре с половиной часа полета на самолете из заснеженной и холодной Москвы и ты оказываешься совершенно в ином мире, в другой цивилизации, в теплом краю коричневых гор, зеленых пальм и голубого чистого моря…

Само путешествие на самолете представляет немало интересного, особенно, если пассажир немного разбирается в географии и навигации (о чем могу скромно похвалиться). И вот, как только Ил-86 оторвался от бетонки аэропорта «Домодедово», он сразу же погрузился в белый плен миллионов снежинок, земля пропала из виду. Со всех сторон: снизу, сверху, справа и слева – все белое-белое. Только гул турбин и легкая качка огромного авиалайнера. Но проходит десять минут, и мы наконец-то вырываемся из плена снежных облаков, появляется долгожданное солнце, отражающее в иллюминаторе редкие кристаллы льда. Самолет берет курс на юг. Проходит час, мы летим над территорией Украины, облачность исчезает, на земле с десятикилометровой высоты видны местами белые поля, хотя остальная часть суши уже свободна от снега. Вскоре самолет начинает пересекать Крымский полуостров, сначала Перекопский перешеек, где с обоих бортов одновременно видно два моря – Черное и Азовское, затем равнинный степной Крым (в этот момент нам предлагают скромный воздушный обед), а потом вырисовываются контуры Крымских гор, справа виден Севастополь, слева Ялта и Алушта. Четко проявляются маленькие дома, отражения автотрасс, тонкая береговая линия – полоска пляжей. И вот начинается перелет через Черное море, а над морем облака, их большие тени стелятся по воде, а вода от этого с высоты выглядит причудливыми пятнами – темными (где тень) и светлыми (без тени). Так летим минут тридцать, пока не показывается турецкий берег. А этот берег уже совсем другая земля. Снега совсем не видно (только на вершинах гор Кёроглу), под крылом проплывает столица Турции Анкара, потом зеркалом отражается в иллюминаторе большое озеро Туз, через некоторое время открывается панорама залива Анталья с одноименным курортом. Малазийский берег Средиземного моря провожает нас своими роскошными пляжами, которые уже к лету начнут принимать многочисленных отдыхающих. И вот перелет через второе море – Средиземное. Точно, разлилось это море посреди земли, между Европой, Азией и Африкой. А на море видны кораблики, оставляющие за собой след в виде белой полоски на голубом полотне воды. Еще минут сорок-пятьдесят и взору открывается африканский берег, дельта Нила, многочисленные лиманы на побережье. Да, это Африка, такая, какая она есть на самом деле. За береговой линией сразу же начинаются квадратики зеленой поверхности, из которых слагаются те восемь процентов территории Египта, которые пригодны для жизни людей. Совсем недолго тянутся эти оживотворенные Нилом места, скоро их сменяет оранжевая пустыня – пески да пески и тень самолета на них… Вот наш Ил закладывает вираж, и из окна иллюминатора показывается Красное море: Суэцкий пролив со своими многочисленными сухогрузами, танкерами, и прочими большими и малыми кораблями, которые идут в Александрию, в Порт-Саид, в Йемен, из Индийского океана в Атлантический, из Африки и Азии в Европу и наоборот. Суэцкий залив узкий, так что с высоты сразу виден и африканский берег, и берег азиатский. Тут уже совсем недолго осталось да Шарм Эль Шейха и мы начинаем снижение…

Вот он, Синай, где пророк Моисей сорок лет водил богоизбранный еврейский народ прежде, чем войти в Землю Обетованную, Синай, где первые монахи нашли путь отречения от мира, с одновременным служением этому миру и молитвой о нем. Но вряд ли эти мысли в тот момент занимали большинство пассажиров. Все они мечтали о теплом море, наполненном кораллами, сквозь которые неспешно плывут разноцветные рыбы; о комфортабельных отелях с пальмами, цветами и вином; о восточных базарах с кальяном и назойливыми, но добродушными торговцами. Самолет, постепенно снижаясь, медленно летел сквозь коричневые горы к посадочной полосе, что растянулась прямо в пустыне на крохотной части суши между горами и морем. И вот наш громадный Ил слегка качнулся, и как бы неохотно, и при том неуклюже как-то (может, пилот молодой был, практику проходил) коснулся своими шасси бетона аэропорта Шарм Эль Шейха. Так начался мой Синайский экспресс…

Не буду дальше описывать подробности своего пребывания на курорте, ибо эта часть путешествия обыкновенно ничем особенным не отличается от всякого другого отдыха на морском побережье, разве что только любители дайвинга могут найти себе здесь широкий простор для погружений и созерцания дивных красот многообразного подводного мира. Основной целью моего визита на Синай было желание совершить восхождение на  Гору Моисея и посетить расположенный у ее подножия монастырь святой Екатерины.

Путь от прославленного египетского курорта до Святой Горы занимает около двух с половиной часов. Автобус отправляется поздним вечером, чтобы к часу ночи достигнуть монастыря святой Екатерины, откуда начинается восхождение. Во время поездки автобус часто останавливается на многочисленных блок постах, где военные проверяют паспорта пассажиров. Следует напомнить, что во время Шестидневной войны 1967 года Израиль, разгромив арабские армии, захватил Синай. За время оккупации израильтяне построили на Синае современные дороги, несколько отелей и большое количество кэмпингов, в том числе и в районе нынешнего Шарм Эль Шейха. После войны 1973 года, по Кэмп Девидскому соглашению, Израиль вернул Синай, за исключением спорной приграничной территории в районе города Таба. Именно с этого времени и началось постепенное развитие Шарм Эль Шейха как курорта. Теперь вернусь к обряду проверки паспортов: об этом наш гид рассказал следующее. Оказывается, по договору о передаче Синая Израилем, египетские власти обязуются разрешать израильтянам проезд на полуостров до 35 км от границы. Но глубже этой зоны гражданам Израиля перемещаться разрешается только при наличии египетской визы, а вот в столицу государства Каир въезд иудеям категорически запрещен.  Военные блок посты для того и выставлены на синайских дорогах, чтобы контролировать пограничный режим с Израилем. После своего рассказа, гид серьезно спросил нас: «Есть ли среди вас евреи? Признавайтесь немедленно, кто из вас еврей, сейчас всех евреев высадим в пустыне, или сдадим военным, которые посадят вас в тюрьму!» Стоило ли удивляться после этих слов, что евреев в автобусе не оказалось. В России за такие вопросы, гида самого бы арестовали, но бытовой антисионизм в Египте развит очень широко, и понимается всеми как естественное желание смыть горечь поражений в войнах с Израилем.

Благополучно миновав все дорожные преграды, вызванные напряженной политической обстановкой, наш автобус прибыл к стенам древней обители. Действительно, здесь все буквально пропитано историей, дышит духом Библии. И это вполне закономерно, ведь Синай упоминается в Священном Писании 40 раз! Тысячелетие за тысячелетием, именно здесь свершались многие важные события священной истории Ветхого, а затем и Нового Заветов, становления древней Христианской Церкви, событий Византийской эпохи и позднейших времен.

Восхождение на Святую Гору началось в два часа ночи. Путь представляет собой горную тропу, проложенную в скалах, путешествие наверх занимает около трех часов, требуя от паломника выносливости. Существует и более короткий маршрут, проложенный монахами в самой горе – это более трех с половиной тысяч каменных ступеней, пройти которые не всякий сможет. Перед началом восхождения каждому паломнику выдали фонарик и два комплекта батарей, ибо идти предстояло в полнейшей темноте. Только звезды, рассыпанные в черном небе, освещали нам путь. С самого начала восхождения благоговейное чувство от созерцания святыни (коей является вся гора) омрачалось постоянными приставаниями бедуинов, которые внезапно появлялись из темноты, услужливо предлагая сесть на верблюда (по цене десять долларов) и на нем доехать до вершины. «Хочу верблюд, хочу верблюд…», - упорно твердили дети пустыни, не желая отстать от туристов в надежде получить от нас хоть какой-нибудь «бакшиш». Приходилось периодически ускорять шаг, чтобы оторваться от преследователей с верблюдами.

Пройдя километра три, я обернулся. Еще были видны огни монастыря святой Екатерины, того места, откуда мы начали восхождение, оттуда тянулась тонкая полоска из сотен огоньков. Оказывается, не только наша группа совершала подъем, в это же время на Гору поднимались многие люди: поляки, англичане, французы – все мы шли вместе на вершину, туда, где три с половиной тысячи лет назад пророк Моисей от Господа получил десять заповедей. В виду такого «смешения языков», которое наблюдалось в ночном пространстве горы Синай, гиды, дабы не потерять своих «овец», присвоили каждой группе паломников кодовые названия. Наша группа была названа в честь равноапостольной царицы Елены – основательницы монастыря святой Екатерины. Группа «Елена» особо выделялась своим православным (даже русским) названием среди прочих групп: «Жасмин», «Капитан», «Електрон» и проч.

Примерно на середине подъема я стал замечать, что многие мои сопутники стали заметно уставать, да и само продвижение в целом замедлилось. Действительно, дорога стала даваться труднее. Я посмотрел на часы, было около четырех утра. Здесь сказывается элементарная усталость и трудность горного подъема, особенности самой дороги, которая состояла из каменной крошки, пыли и периодически встречающихся булыжников. На привалах мы сидели минут по пять, пили воду, обсуждали все тяготы пути, пока из темноты нежданно не появлялся гид и не заставлял нас подниматься и идти дальше. В этих обстоятельствах я стал вспоминать историю. Вот в таких же условиях полководец Ганнибал совершал переход со своим войском через Альпы, со слонами, с оружием, с обозами шел он. И не три часа, а несколько дней двигалась по горам целая армия, у воинов не было электрических фонариков, горячего чая на привалах, а была постоянная опасность погибнуть, сорвавшись в пропасть или замерзнуть насмерть в горном буране. Холод… даже здесь, на Синае, где на побережье в конце марта уже плюс тридцать градусов, в горах ночью довольно холодно, около нуля, поэтому замедлять ход было нельзя, можно легко простудиться или получить воспаление легких.

Было половина пятого утра, когда мы вышли к самой вершине. Здесь предстоял самый трудный участок подъема – 850 ступеней, за ними то самое место, где пророк Моисей беседовал с Богом, и где получил от Него скрижали Закона (Исх. 24 гл.). Трудно было и мне пройти этот последний участок. Узкая дорога из сотен каменных ступеней, высеченных в горе, одно неверное движение и можно сорваться вниз, получив тяжелую травму. Общая усталость давала знать, я часто останавливался отдохнуть, утешая себя мыслей о том, что пророк Моисей в возрасте восьмидесяти лет не раз поднимался на эту гору. Неужели мне, еще молодому и крепкому, не одолеть этот путь…

И вот в пять часов утра, когда на горизонте появилась алая полоска грядущего восхода, я достиг вершины Святой Горы. Здесь находится маленькая часовня и площадка для привала. Наша группа «Елена» заняла места рядом с польской группой, чем я тут же и воспользовался, вдоволь пообщавшись с братьями-славянами на их родном языке. Из разговора я понял, что мнение относительно всеобщей нелюбви к русским со стороны поляков политически ангажировано, не имеет реальных оснований. Со мной мило беседовали хорошие добрые люди, приветливо к России расположенные. Собеседники уверили меня, что все мнения о вековой вражде поляков и русских – оружие в руках нечистоплотных политиков, сталкивающих специально между собой два славянских народа. Здесь, на Святой Горе мы, русские и поляки, чувствовали себя братьями, которые вместе воспевали пророка Моисея, встречая чудесный рассвет.

А рассвет действительно был чудесным. В пять двадцать утра первый лучик алого солнца появился над горизонтом. В этот миг все замерли, воцарилась минутная тишина. Мы смотрели, как солнце медленно выплывает из-за гор, четверть, половина, три четверти, целый диск. Вот и свершился восход на Горе Моисея. Вдруг окружающий мир преобразился. Открывалась чудесная панорама высокогорья. Поднявшиеся с нами на гору мусульмане стали читать свои молитвы, громко, наизусть, оглашая окрестности своими возгласами. Поляки стали дружно петь свой государственный гимн, все наполнилось многогласием. Воистину, родился новый день. Как я был рад, что встретил начало этого дня на Святой Горе Моисея. Вокруг нас раскинулись горы, в лучах восходящего солнца они были похожи на поверхность Марса, какой ее обычно изображают в фантастических фильмах. Так что я сразу и не понял, на Земле ли я был в тот миг или на Марсе. Чистый прохладный горный воздух бодрил меня, я чувствовал, что, несмотря на тяжелый ночной подъем, во мне еще сохранялись силы. Это Господь, молитвами святого пророка Моисея укреплял нас всех, совершивших восхождение в подражание вождя народа израильского.    

Но недолго мы пробыли на вершине, нужно было спускаться вниз, к стенам святой обители, где нас ожидали древние храмы и древние святыни. Мы начали спуск. Я шел бодро, уверенно, с чувством благодатного утешения от встречи восхода в этом святом месте, с чувством благодарности Господу, сподобившему в святые дни Великого поста побывать на Горе Синайской. Спуск занял около двух часов. Раннее утро вступало в свои права, солнце все выше и выше поднималось, озаряя каменные ущелья своим сиянием. Вот уже показалась колокольня монастыря, его высокие стены, еще немного и мы подошли к вратам святой обители.

Монастырь святой мученицы Екатерины один из самых древних в мире. Житие мученицы открывает нам пример силы веры и ревности о Господе. Святая происходила из состоятельной семьи, получила хорошее классическое образование, она владела многими языками, знала математику и философию. Святая мученица была искренней христианкой. Ни обещания богатств, ни славы не могли заставить ее отказаться от православной веры. Когда девушка попыталась обратить в христианство римского императора Максенция, тот сослал ее в Александрию, где в 305 году святая Екатерина приняла мученическую смерть. На территории монастыря до сих пор, уже три с половиной тысячи лет растет Неопалимая купина – куст, в пламени которого, Бог впервые явился пророку Моисею и беседовал с ним (Исх. 3 гл.). В 324 году мать императора Константина равноапостольная царица Елена приказала построить на месте Неопалимой купины храм, а для защиты братии от непрекращающихся набегов кочевых племен монастырь, который в 527 году при императоре Юстиниане был превращен в крепость.

В обители больше двух тысяч икон. А монастырская библиотека является одной из самых древних и богатейших в мире. По собранию религиозной литературы и манускриптов (около двух тысяч) Синайская библиотека считается второй после Ватиканской. В монастыре расположена небольшая часовня Неопалимой купины. Считается, что корни библейского куста находятся под алтарем, опирающимся на мраморные колонны. Я видел широко-разросшуюся Купину своими глазами, даже совершил грех: совал несколько веточек – увезя частицу этой великой святыни в Москву. 

Архитектура монастыря необычайно сложна. В лабиринте многочисленных монастырских построек возвышается трехнефная базилика. Мозаичное панно над главным алтарем изображает Господа Иисуса Христа, рядом с которым стоят пророки Моисей и Илия, у ног Господа возлежит апостол Петр, а чуть поодаль – апостолы Иоанн и Иаков. В двух золотых ларцах рядом с мраморной дарохранительницей хранятся голова и рука святой мученицы Екатерины. Мы прибыли в монастырь, когда Литургия уже закончилась, но к, счастью, удалось приложиться к руке святой мученицы. Вообще в храм монахи пускают только русских паломников (что особенно приятно). Здесь можно поставить свечи, приложиться к мощам и даже подать записки о здравии и упокоении на русском языке (в монастыре спасается монах, русский по происхождению).

Во дворе обители рядом с колокольней находится мечеть –  уникальное явление для православного монастыря и исламской традиции. Зато это обстоятельство не раз оберегало монастырь от разорения арабами и кочевниками-мусульманами. Президент Египта очень любит обитель святой Екатерины, и когда посещает ее, как правоверный мусульманин, молится в этой мечети. Еще всех поразил колодец Моисея, из которого вода не убывает уже три с половиной тысячелетия при том обстоятельстве, что монастырь находится в пустынных скалах на высоте тысячи пятисот метров.

Дивны дела твои, Господи! Сколько волнительных чувств удалось пережить в этом святом месте, сколько чудес увидеть за несколько часов, сколько полезного узнать, сколько благодатного приобрести на Богошественной Горе Синай! Само пребывание на этой святой земле в дни великопостного бдения в преддверии святой Христовой Пасхи нельзя назвать ничем иным, как чудом, преподанным Богом в утешение, в назидание ко мне грешному. Так промыслительно устроил всеведец Господь эту поездку в тот момент, когда я совершенно не чаял оказаться на Синае. Именно Он, Всемогущий Творец и Создатель мира, вырвал меня из замерзавшей Москвы в тот теплый благодатный край, где Господь являлся в образе Неопалимой купины пророку и вождю израильскому Моисею. Туда, где Бог преподал всему человечеству десять вечных заповедей, где и ныне продолжают свой подвиг монахи-отшельники, молящиеся за весь мир, за всех нас.

Это было… Синай, Великий пост две тысячи шестого года от Рождества Христова, восход на Святой Горе, монастырь святой Екатерины, этого невозможно забыть. Ведь я своими ногами стоял там, где Господь сказал Моисею: «Место бо, на нем же ты стоиши, земля свята есть» (Исх. 3:5).

      

Андрей Мельков


        |  Наши друзья  |  Контакты  |  Ссылки  |
 

       Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100